Державин Гавриил Романович

 

9. Тайное наставление г. подпоручику л.-гв. Преображенского полку Державину. Казань, 6 марта 1774

Вы отправьтесь отсюда в Саратов и потом в Малыковку2, где о пребывании вашем наружно объявляйте, что посланы от меня для встречи и препровождения марширующих с Дону казаков под командою полковника Денисова и гусарских эскадронов, под командою майора Шевича сюда же марширующих, и для закупки провианта на здешний корпус, когда он к Оренбургу достигнет. Прикрыв ваше прямое дело подобием правды, а в самом деле посылка и поручаемая комиссия в следующем состоять имеет:

1) Известно, что вора и злодея Пугачева гнездо прежде произведения его злодейства были селения раскольнические на Иргизе, а потому и не можно думать, чтоб он и ныне каковых-либо друзей, сообщников, или по крайней мере знакомцев там не имел. Вероятно быть кажется и то, что он но сокрушении его под Оренбургом толпы3 и по рассеянии ее (что дай Боже!) въ случае побегу искать своего спасения вознамерится на Иргизе — Узене в тамошних мурчугах4 или у раскольников. Вам понятна важность сего злодея поимки. Для того вы скрытным и неприметным образом обратите все возможное старание к тому, чтоб узнать тех людей к коим бы он в таковом случае прибегнуть мог, или по крайней мере через кого вы о них узнать можете, а узнавши расположите таковые меры, чтоб сей злодей поимки избегнуть не мог. Обещания награждения как уже от меня объявлены, другие ли какие возмездия обещать тому пли тем можете, кто способствовать и в руки ваши сего злодея доставить может; к чему заблаговременно людей приискать и приуготовить искусным и скрытным образом надлежит. Ибо открытие сего все дело уничтожить может. А потому:

2) Доколе к поимке злодеи случай не приспеет, употребите вы все ваше старание о том, чтоб узнать о действиях и намерениях злодея и его толпы, их состояние и силу, взаимную меж ими связь, и чем подробнее и обстоятельнее вы узнаете, тем более и заслуги вашей Ей Императорскому Величеству нашей всемилостивейшей Монархине будет. А сии известия как ко мне, так и марширующим по Самарской лиши гг. генерал-майорам князю Голицыну и Мансурову с верными людьми доставлять имеете, ведя о тайном, деле (переписку?) посредством цифирного ключа, который вам вверяется5.

3) Чтоб доставить в толпу к злодею надежных людей и ведать о его и прочих злодеев деяниях, не щадите вы ни трудов, ни денег, для чего и отпускается с вами четыреста рублев из экстраординарной суммы, в которых по возвращении вашем отчет дать можете. Чтоб в случае надобном делано было вам и от вас посланным всякое вспоможение, для того снабжаетесь вы письмом пребывающему в Саратове г. астраханскому губернатору Кречетникову, а к Малыковским дворцовым управителям открытым ордером6. Вы воспользуетесь тем тогда, когда нужда вам во вспоможении от того или другого настоять будет. Для сыскания и привлечения к вам от тамошних людей доверенности ласковое и скромное с ними обращение всего более вам способствовать будет.

4) Не уставайте наблюдать все людей тамошних склонности, образ мыслей и понятие их о злом самозванце и все способы употребляйте к объяснению обманутых и колеблющихся, что он не только самозванец, но злейший государственный злодей и изменник. Проповедайте милосердие монаршее к тем, кои от него отстанут и покаются. Обличайте рассуждениями вашими обольщения и обманы Пугачева и его сообщников.

5) Наконец, для вступления в дело возьмите себе в помощь представленных вами известных Серебрякова и Герасимова7, из которых Серебряков примечен мною как человек с разумом и довольно тамошний обстоятельства знающий. Но рассуждение здравое и собственный ваш ум да будет вам лучшим руководителем; а ревность и усердие к службе представит вам такие способы, которые не быв на на месте и по заочности предписать не можно. Их же, Герасимова и Серебрякова, к тому по рассмотрению вашему употребите, для чего они в команду вашу точно и поручаются. Впрочем я, полагаясь на искусство ваше, усердие и верность, оставляю более наблюдение дела, для которого вы посылаетесь, собственной вашей расторопности. И надеюсь, что вы как все сие весьма тайно содержать будете, так не упустите никакого случая, коим бы не воспользоваться, понимая силу прямую посылки вашей.

Ал. Бибиков.


1Того же числа Державину выдана была, за подписью Бибикова, следующая подорожная: «Отправленному от меня из Казани в Саратов л.-гв. подпоручику Державину с будущими при нем по почтовым станциям давать почтовых, а где нет, то уездных семь подвод без задержания, имея одинокие прогонные деньги по указу, во верность чего» и проч. К подписи приложена и печать Бибикова с девизом: Vigil et audax. Из данной Державину в Симбирске подорожной видно, что он проехал через этот город 8-го марта; в Малыковку прибыл он 10-го.
2 Малыковка, в то время дворцовое село, ныне уездный город Вольск (Саратовской губернии), лежит на нагорном берегу Волги, напротив устья Иргиза, около 140 верст выше Саратова. При Петре Великом село это было пожаловано Меншикову; когда у него все имения были отобраны, то оно поступило в дворцовое ведомство. Главными промыслами Малыковки были рыболовство и хлебная торговля. При открытии Саратовского наместничества, в 1780 г., она переименована городом Вольском и вскоре это место обращено в уездный город, где ныне по календарю 24,346 жителей. Во время пугачевщины население его состояло главным образом из экономических и дворцовых крестьян; там жили сверх того татары, немецкие колонисты и раскольники. Последние издавна завели множество скитов по течению соседнего Иргиза, которого пустынные берега служили убежищем бродяг всякого рода. Этим объясняется, почему Пугачев, в первый период своего шатанья, бежав из Яицкого городка, устремился на Иргиз и к Малыковке, где и был схвачен. После, когда он окончательно попал в руки правительства, императрица Екатерина в письме к гр. П.И. Панину говорила: «Хотя и усматриваю, что но реке Иргизу ныне малая часть поселенцев осталась, но тем не менее подлежит сие место бдению, ибо оно уже давно укрывательством служит ворам и беглым, коим раскольники, тамо скиты и монастыри заведшие, за добродетель почитают давать пристанище, и для того почитаю за нужно в тамошием месте завести, где удобно, под видом населения, какого ни есть рода начальство, дабы сие гнездо держать в узде» (11 т. в Общ. Ист. и Древн. 1858, кн. II, стр. 56).
3 Пугачев еще в начале октября 1773 г. двинулся к Оренбургу и с тех пор осаждал этот город, где уже обнаруживался голод. Туда стягивались войска Бибикова.
4 Узени — Большой и Малый — две степные реки, почти параллельно одна с другой текущие по Самарской губернии и Земле Уральского поиска. Мурчугами или, правильнее, морчугами (от морцо), называются наполненные водой ямины на берегах реки или озера, глухие рукава реки и т.п. (что местами называется ерик). Ср. у Тредьяковскаго: «плыть по Москве-реке мурчугами. Не плывите мурчугами: я вам лучше советую ездить прямою дорогою» (Соч. Тред., Сиб. 1849, т. III, Разговор о правоте, стр. 242).
5 См. Приложение II.
6 Содержание этих двух бумаг было следующее:
1) К Кречетникову: «Вручитель сего, л.-гв. Преобр. полку подпоручик Державин, отправлен от меня в ваш край по высочайшему Ее И. В. именному поведению. Он по возложенному на него делу будет иногда утруждать вас просьбами своими, почему покорнейше вас, государя моего, прошу показать ему во всякое время скорое и всевозможное вспоможение, пребывая» и проч.
2) К дворцовому и экономическому Малыковской волости управителям. (После вступления, совершенно сходного с началом предыдущего письма, сказано:) «Нужно ему будет всегда вспоможение ваше, и потому силою сего открытого ордера наиусильнийше и наистрожайше рекомендую, дабы показали вы ему с стороны вашей всевозможное вспоможение, и скорое и действительное исполнение по его требований всегда сделали, обнадеживая себя, что тем окажете вы такую услугу, которая всемилостивейшого Ее И. В. благоволения удостоена будет».
7 Иван Серебряков и Трофим Герасимов были малыковские крестьяне, первый экономического, а второй дворцового ведомства. Когда Пугачев скрывался в Малыковке, то они первые о том проведали; Герасимов открыл его местопребывание и донес о нем, вследствие чего и был он задержан. Вскоре по проезду Бибикова в Казань, Серебряков явился к нему и предложил свои услуги к вторичной поимке Пугачева, прося себе в помощь и Герасимова. Это-то и было поводом к отправлению Державина в Малыковку с тем, чтобы он пользовался этими двумя бывалыми людьми. Оба они были грамотны и сами писали почти все свои донесения Державину. По всей вероятности, они принадлежали к числу раскольников, которых было особенно много в Малыковке, месте их жительства.


Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский, 1811 г.)

Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский)

Портрет Г.Р. Державина (Салваторе Тончи, 1799 г.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.