Державин Гавриил Романович

 

6. К Бибикову. 11 января 1774 (получ. 13 января).

О сражении при Алексеевском и о состоянии войска.

Наиприлежнейше исполняя вашего в-пр. приказания в рассуждении вверенных мне примечаний о двух легких полевых командах и гусарских эскадронах1, за неминуемую сочел должность быть самолично в сражении с бунтовщиками при пригородке Алексеевском2, дабы еще рассмотря их совершеннее, мог вашему в-пр. обстоятельнее и донести о оных.

Начиная сие, во-первых должен по справедливости с похвалою сказать о неробости солдат, о совершенной их непоколебимости и усердии на поражение врагов отечества. Здесь от сего только надлежит исключить несколько гусар, которые не соответствуют в деле тому отзыву, что к вашему в-пр. по виду их донести честь имел; ибо при атаке злодеев, увидев они ополчившуюся против их толпу, вдруг поворотя направо кругом, оставили - было в жертву храброго их предводителя г. майора Соловьева3, который действительно бы погиб, ежели бы по особливому счастию не спасся. Совестно мне, ваше в-пр., будучи самому малому человеку, говорить о людях, а в военном деле неискусну, разбирать оного силу; но я как нигде не исправлю лучше доверенности вашего в-пр. мне данной, как в сем случае, то и должен по мере смысла моего сказать о нервенствующем везде собою предводителе, г. подполковнике Гриневе, что не было им ничего упущено, что б только служить могло к нашим выгодам, ибо, оставя прочие подробности, как скоро бы он потянулся прямо по дороге на ожидающую нас на горе толпу, не поворотясь в высоту по целику налево, то великий бы урон должны претерпеть мы были, как сперва в отдаленности от сильной пушечной стрельбы, так вблизи от их оружейных выстрелов.

Что же принадлежит до гг. офицеров, то они все показали достойную душу храбрых Ее Императорского Высочества войск; а особливо 24-й полевой команды г. капитан и кавалер Станкевич своею расторопностию и отважным ободрением солдат преимуществует пред всеми своими собратьями; также и находившийся при артиллерии поручик Жадовский; а особливо последним на горе выстрелом, как сказывают, ранил атамана Арапова4, кончил в пользу нашу сражение, обратив в бегство дерзостное мятежническое скопище. Г. майор и кавалер Муфель, будучи нездоров, однако присутствовал в сражении; но причине же, что я сию экспедицию пропустить не хотел, то я, употребя, возвратившись из оной, на расспросы о крестной встрече толпы злодеев самарскими жителями токмо один день, при сем те допросы к вашему в-пр. и посылаю5.

Когда же все сие окончу, то как их, так и показателей оных к вашему в-пр. на рассмотрение послать не умедлю. Из присланного вашего в-пр. ордера г. майору и кав. Муфелю увидел я, что до меня только расспросы принадлежат о крестной встрече, а не о других каких делах и содержащихся колодниках: то я в оные и не вступаю, а оконча мне принадлежащее, к вашему в-пр. с исполнением всех ваших повелений дни через три отправиться имею.

Л.-гв. подпоручик Гаврил Державин.


1 См. №1 и 3
2 Пригород Алексеевск в тогдашней Симбирской (ныне в Самарской) губернии, при впадании Кинеля в Самару, в 25 верстах от города Самары. Отсюда начата в 1733 г. Закамская линия крепостей. По словам Державина в его Записках, приг. Алексеевск был почти весь населен отставными гвардейскими солдатами, из коих некоторые были в Невском монастыре при погребении Петра III.
3 См. ниже № 25, письмо Соловьева к Державину.
4Об Арапове см. там же.
5См. Приложение I.


Г.Р. Державин. «Анакреонтические песни»

Спасо-Преображенский собор в Тамбове

Бюст Г.Р. Державина во дворе его усадьбы




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.