Державин Гавриил Романович

 

347. К Императрице (Петрозаводск), 1785. Страница 1

1-2

Всемилостивейшая Государыня!
При отбытии своем в С.-Петербуг его в-превосх. г. генералъ-поручик, правящий должность Олонецкого и Архангельского генерал-губернатора Тимофей Иванович Тутолмин, обозрев присутственные места, в губернском городе находящиеся, изъявил мне публично в зале общего собрания свое неудовольствие в рассуждении усмотренной им неисправности в производстве дел. Хотя, по причине весьма великого недостатка приказных служителей, о чем и пр. Сенату известно,- не можно вовсе отвергнуть сей истины, чтоб дела в некоторых судах с открытия губернии с таким успехом производилис, как бы желательно было, о чем его в-пр. и прежде был сведом, однакоже по возможности и соразмерно числу приказных служителей, из которых многие упразднены были въего канцелярии, оные производились довольно успешно. А потому, ежели и было за что предполагать причину оказанного им мне негодования, то разве только что не с такою точностию исполнялся новый обряд канцелярского производства, им во всей губернии введенный, на что он более всех дел обращал свое внимание.

Признательну мне должно быть пред Вами, всемилостивейшая Государыня, как пред Сердцеведцем Богом, что я не ревностно наблюдал за его обрядом, и присутственные места с самого открытия губернии не посещал, для того, чтоб не быть в затруднении решить иногда вопросов, в каком-либо присутственном месте быть мне могущих: отрешался ли обрядом прежний порядок канцелярский, законами утвержденный, или по тому и по другому должно было производить дела, ибо если в производстве дел по наместническому правлению и видны были формы журнала и протокола согласные с узаконениями, то однако нигде не предполагал он содержания реестра сходственного Генеральному Регламенту, в котором бы видно было, зачем нерешенные дела продолжаются и решения действием исполнены, что главное и лучшее есть средство к успешному производству дел. Также не по всем местам положены были докладные реестры, где судьи обязаны своею рукою писать резолюцию. Словом, обряд тот приносил с собою сомнения, который основательно решить трудно или вовсе не возможно было. Не обинуяся, всемилостивейшая Государыня, донесть могу, что тот обряд введенъсилою, хотя и противоречил я оному по возможности и некоторые статьи касательные до наместнического правления, несогласные с законами, не допустил в действо и писал к его снят, князю Александру Алексеевичу Вяземскому, яко к генерал-прокурору, но неизвестен о получении им моего письма. Господин же правящий генерал-губернаторскую должность, за всеми моими представлениями законов, воспрещающих прикасаться к священной законодательной власти, приехав в наместническое правление, привез с собою приговор, и как еще не требовалось той степени усердия к защите Императорского Величества преимуществ, где должно жертвовать жизнью,- то я, чтоб не показать себя ослушным, согласился, подписал приговор и пустил его в действие.

Я уповал, что кто-нибудь из палатских и прочих председателей или из прокуроров, почувствуя нарушение законов, будет мне подпорою; но все преклонилось пред его самовластием. По прошествии некоторого времени прислали голоса, в коих ничего другого не было как что тот обряд нужен, удобен, полезен; а почему, ни един не сказал не токмо своего мнения, но и примечания не сделал. Быть в таком состоянии четыре месяца, сохранить пристойность, можно сказать, почти при неуважении от всех, нарочитое долженствовать я иметь терпение. Но при сделанной мне укоризне почувствовал я, всемилостивейшая Государыня, во всей силе стыд и унижение моего состояния, а потому и решился не внешностию только, как его в-прев-ство, но самим делом освидетельствовать присутственные места, и если оне беспорядочны, привесть в порядок, тем паче, что многие до меня ж до него доходили слухи о неустройствах, в палатах происходивших, в которые я нимало в бытность здесь не мешался, предоставляя ему, яко главнокомандующему, все право исправлять оные. По отъезде же его, когда я обязанным нашелся, во исполнение высочайших Вашего И. Величества учреждений статьи 102-й, отправлять должность свою по данным губернаторам наказам; в наставлении же, 17б4 г. всемилостивейше пожалованном, между прочим изображено, что губернатор прекращает все непорядки и злоупотребления в губернии, и яко хозяин, за всё ответ и отчет дать долженствует и неведением или непроницанием отговариваться не может: то, основываясь на сих законах, предложил я 12-го числа апреля наместническому правлению, чтоб оно уведомило и палаты, что я их посетить намерен, не с тем, дабы в них присутствовать, сделаться судьею или давать приказания, но единственно обозреть течение и порядок дел.

Вследствие того начав с губернских мест, посетил и палаты. В казенной палате, по неоднократной посылке к поручику правителя2, он не приехал в присутствие, отозвавшись нездоровьем. Имеющего по нем первенство желал я видеть экономии директора3. Мне сказали, что он числится за болезнию в Петербурге, около 4-х месяцев, будучи отправлен для донесения Вашему И. Величеству об открытии наместничества. Советник горных дел еще не определен; советник камерной экспедиции отправлен с обозом генерал-губернатора. Наконец, к находящемуся на лицо советнику винной и соляной экспедиции обратил я мои предложения, буду ли допущен к освидетельствованию производства дел? Все собрате, состоявшее из шести человек, без прекословия на то согласилося, чего и вице-губернатор чрез посланных к нему не воспретил.


1 С чернового подлинника.
2 Т.е. вице-губернатора, С.Н. Зиновьева.
3 А.А. Ушаков.

1-2


Памятник Г.Р. Державину в Тамбове

Портрет Г.Р. Державина (В.Л. Боровиковский)

Памятник Г.Р. Державину в Петрозаводске




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Державин. Сайт поэта.